Петр I в Астрахани

Петр 1 в Астрахани

Петр Первый заложил в Астрахани первый зоопарк. На Птичьем Дворе города водились только диковинные птицы и животные. Шестнадцатого октября 1720 года Петр Первый послал астраханскому губернатору Артемию Петровичу Волынскому собственноручный указ:

  1. Завесть в Астрахани губернский огород, также сделать ранжерею и держать вывозные из Персии деревья и травы, которые не могут зимовать и для приготовления трав, которые потребны в аптеку, взять из Петербурга в Астрахань аптекаря да огородника.
  2. Которые виноградные сады при Астрахани, из того винограда делать горячее вино.
  3. Опробовать рыбу для отпуску за море таким образом: солить свежи осетров, изрезать в звенья и закупоривать в небольшие бочки, другую варить в тузлуке и наливать уксусом, также опробовать наливать рыбьим жиром и в таких же бочках закупоривать. Оные пробы делать как из осетров, так и из севр (севрюг), опробовать же солить сельди, которые в Каспийском море.
  4. При Астрахани и в других местах, где степи, сеять дубовые желуди для лесов таким образом, как заводят леса в Европе.
  5. Сделать форму медную, которая к вам пришлется, послать в Персию для пробы того камня, который садится из воды.
  6. Завести в Астрахани чистых лошадей от персидских жеребцов и от черкасских кобыл.

А в 1722 году в Астрахань прибыл и сам император. К его приезду в городе были сделаны большие приготовления. Губернатор приказал снести в кремле все ветхие строения и построить рядом с губернаторским домом специальную резиденцию для императора и его свиты. Кроме этого, для Петра построили еще один дворец вниз по Кутуму, в Заманском саду. Это был лучший сад в городе.

Общее надзирание за строительством губернатор поручил дворянину, государственных садовых заводов комиссару Алексею Ивановскому. Строительство дворца началось в январе 1722 года, и к лету он был закончен. Как ни странно, ни чертежей, ни наброска хором в Замановском саду не сохранилось, как не сохранилось и самого дворца.

В своем дневнике Волынский записал: «19 июня во вторник в 16 часу дня в 3 четверти Его Императорское Величество изволил прибыть в Астрахань водою на галере в шлюпке на пристань и войти в крепость в кремль, в Соборную Церковь».

От Никольских ворот, к которым император подъехал на шлюпке вместе с императрицей и свитой, он направился через кремлевскую площадь в Успенский собор, где в честь благополучного прибытия эскадры был отслужен молебен. После этого император взобрался на Пречистенскую колокольню и в подзорную трубу стал осматривать окрестности. Петр обратил внимание на состояние астраханских улиц и повелел их замостить, а для этого просил губернатора Волынского довести до сведения шкиперов и лоцманов, чтобы они, ведя суда по Волге к Астрахани, обязательно привозили с собой по несколько пудов кирпичей или булыжников. По преданию Петр посадил в Замановском саду несколько дубовых деревьев. За дубами следил иноземец Андрей Федоров, которому Екатерина пожаловала четыре рубля, «да Сабовым работникам по рублю».

В один из июльских дней Петр I вместе с императрицей на яхте, совершая прогулку по реке Кутум, заплыл в речку Луковку, а из нее в большой пруд, где находился Птичий Двор. Этот двор был создан в Астрахани еще в 1718 году Алексеем Татарниковым по личному указанию Петра, который в именном указе предписывал: «ловить их около Астрахани и за Астраханью, и наипаче которые водятся на Эмбе-реке и на Тереке. Так же ежели какие сыщутся птицы и сверх росписи присылайте». А посетив Птичий Двор, указал, чтобы там содержали и разных редких зверей, в частности гепардов и других красивых хищников.

Планируя предстоящий Персидский поход, Петр I тщательным образом готовился к нему. В его дворце часто собирались адмирал Апраксин, тайный советник Толстой, навигатор Соймонов, капитан Верден, князь Кантемир. Здесь вынашивались все детали будущего похода, составлялись манифесты к горским народам Кавказа.

Островные лодки и ластовые суда для этого похода в Астрахани стали делать уже в январе 1722 года. Корабли были приспособлены и к морскому плаванью и, судя по «Табели о составе Каспийской Флотилии в 1724 году», в большинстве своем имели названия персидских городов и провинций: «Гиркания», «Гилян», «Рящ», «Дагестан». Для участия в походе Петр I подобрал самых маститых офицеров, знавших Каспийское море: Соймонов, братья Урусовы, Золотарев, Лунин.

В самом живописном месте Астрахани Петр в 1722 году заложил порт. Здесь хранится плезир яхта, на которой Петр I совершал путешествия из своего дворца в кремль для решения самых неотложных дел, касающихся похода. Яхта называлась «Эксперанец» или по-латыни «Надежда». Служила она императору и для осмотра окрестностей города.

Южную окраину Астрахани в то время окружали сточные воды солончаков, испарения которых заражали воздух. Петр предложил осушить болота, указав прорыть от Волги до Кутума канал, который бы давал пристанище многочисленным мелким судам во время шторма, служил своеобразным, естественным дренажом и давал бы в центр города чистую проточную воду.

Этот канал начали рыть уже после смерти Петра I, но построен он был лишь тогда, когда астраханский купец Иван Андреевич Варваций пожертвовал для этой цели 600 тыс. рублей. Газета «Астраханские губернские ведомости» в 1838 году писала: «Цель Великого Петра вполне исполнена - канал имеет в длину более двух верст с половиною и до 20 сажен в длину. В воспоминание благодетельного поступка Варвация канал был переименован из Астраханского в Варвациевский».
Восемнадцатого июля Петр устроил смотр флотилии и в скором времени выступил в Персидский поход. Он был закончен удачно для России, был завоеван Дербент, заключен ряд договоров.

Молва гласит, что при возвращении в Астрахань, подъезжая к острову Четыре бугра, на кораблях поздно вечером видели необычное небесное явление - падение большого метеорита. Хвостатая звезда прочертила на темном небе огненный след и скрылась за горизонтом. И долго видели в стороне берега зарево - будто горел камыш. Петр наблюдал за той удивительной звездой в подзорную трубу.

Четвертого октября Петр с авангардом на судах прибыл в Астрахань. Тут же в Успенском соборе отслужили благодарственный молебен. Епископ Иоаким, в праздничном облачении, в усыпанной самоцветами митре, возглашал с амвона: «Благословен будь, державный монарх наш! Принятием ключей дербентских умножилась слава российская! Тогда взятием Оттенбурга отверзлась дверь в полуночные страны, ныне получением Дербента в полуденные».

Петр вернулся в Астрахань в болезненном состоянии. Несколько дней его знобило, жаром обметало губы. Врачи внушали ему на некоторое время отстраниться от всяких дел. Его личный лекарь Блюментрост велел закрыть все окна во дворце, «чтобы императору не дуло», велел никого не пускать в покои, где лежал император, хотя бы для самых неотложных дел. Но Петр выдержал такое «насилие» всего несколько дней. В эти же дни он дает распоряжение о «лучшей и пригоднейшей» конструкции купеческих судов, которым запретил строить суда топорной работы. Из одного бревна топором выстругивалось две доски, а при распиловке получалось четыре или пять досок. Кроме того, во время похода вновь построенные суда нередко давали течь.

В Астрахани Петр ждал турецкого посланника, который должен был предложить России стать посредником в конфликте между лезгинами и русскими. Однако посланник все не приезжал. Чтобы не терять время, Петр съездил в низовья Волги на рыбные ловли, учуги - в частности на Иван-учуг, который в народе окрестили Иванчугом. Петр интересовался ценами на рыбу, на икру, стоимость которой на мировых рынках все время возрастала. Петр желал, чтобы вывоз икры за границу был увеличен. На учуге императору показали, как делается зернистая икра.

Султанский посланник так и не приезжал, и на 6 ноября Петр назначил отъезд. Под колокольный звон и пушечную пальбу астраханский губернатор и все астраханские чины провожали большую государеву галеру, которую сопровождали несколько малых. Народ на берегу кричал «Ура!». Император с императрицей и свитой стоял на корме «Москворецкого тока», последний раз окидывая взором башни кремля и Белого города, главы соборов и церквей, черепичные крыши главных зданий, толпы астраханцев, усеявших берег, группы начальных людей на пристани. Петр махал шляпой, а выстрелы крепостных орудий громом раскатывались по реке.

Отправить

Ваша заявка успешно отправлена.

В наши менеджеры свяжутся с вами
в ближайшее время

Благодарим за ваше обращение.